Почти все про Икс-мен

Объявление

ВСЕМ новичкам!!!! Админу не "Выкать" - мне не 50 лет!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Почти все про Икс-мен » Другие фэндомы и не фан-фикшн » Маргарита: Голос сердца


Маргарита: Голос сердца

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Оно же моя новая болезнь... "2вж" я, разумеется, не брошу, но....
МАРГАРИТА: ГОЛОС СЕРДЦА
Авторы: X-men_ka, Настя
Рейтинг:  PG13; crossover («Маргоша»+ «Голос сердца»); ООС; Драмеди
Правовые оговорки: Все права на персонажей принадлежат их создателям!

Первая серия
1946 год. Бразилия. Город Розейрал. Было довольно раннее утро. Кристина Сабойя, красивая женщина средних лет, вошла в комнату, занимаемую ей в доме мужа своей покойной кузины и, по совместительству, «большой любви», Рафаэла, где ее ждала мать и, молниеносно сев на кровать, сказала:
- Мама, я сегодня была у ведьмы, и она дала мне зелье, которое поможет нам навегда избавиться от Серены! – восторженно улыбаясь, сказала она.
- Это просто замечательно, - ответила ей донна Дебора, - это просто замечательно. Только, я надеюсь, это не вызовет у Рафаэла никаких подозрений?
- Ну, что ты, мама, колдунья гарантировала, что никто даже не подумает на нас.
- Подожди праздновать победу, дочка, надо придумать, как сделать так, чтобы эта дикарка выпила его.
- Ты меня недооцениваешь! – оскорбилась Кристина. – Я уже все сделала. Пока никто не видел, я подлила зелье ей в сок. Через некоторое время Серены не станет!!! – и женщина засмеялась смехом сумасшедшей.
Тем временем Серена вошла в оранжерею, где работал Рафаэл. Услышав посторонний звук, он оторвался от полива цветов и обернулся.
- Серена, ты искала меня? – спросил он, добродушно улыбнувшись своей милой индианке.
- Серена пришла посмотреть на розы, - ответила девушка, - Серена любит розы.
Рафаэл незаметно улыбнулся: он любил Серену, потому что в ней была душа его покойной жены Луны, но за то время, пока был с ней знаком, никак не мог привыкнуть к тому, что девушка, приехавшая из индейской деревни (Серена была дочерью женщины из индейского племени иби-гуарави и бразильского старателя, охотника за золотом) говорит о себе в третьем лице, Серена же, в свою очередь никак не могла избавиться от этой не очень хорошей привычки. Однако, не заметив ничего плохого в улыбке возлюбленного, девушка подошла к кусту белоснежных роз, стоявшему на низком столике посреди оранжереи («Роза-луна») и нежно коснулась рукой одного из цветков. Внезапно все вокруг попылыло, в глазах потемнело и Серена упала. Рафаэл в одно мгновенеие бросился к ней, сел на корточки и, слегка хлопая ее по щекам, начал звать:
- Серена! Серена, очнись!
Когда же реакции не последовало, он опрометью выбежал из оранжереи и побежал в дом за помощью.

2009 год. Россия. Город Москва, центральный округ.Утро Маргариты Александровны Ребровой, красивой, темноволосой и голубоглазой женщины тридцати пяти лет, которая еще полгода назад была мужчиной по имени Игорь Семенович Ребров или просто Гоша, не задалось с самого утра. Проснувшись, она почувствовала себя удивительно хорошо выспавшейся, и это при том, что вчера легла очень поздно: работала над центральной статьей для следующего выпуска журнала «М.Ж», где занимала пост главного редактора.
Она лениво потянулась за будильником и глянула на циферблат.
- Бли-и-ин, капец! – простонала она, понимая, что сильно проспала и успеть на работу теперь – явно что-то из области фантастики.
Однако не теряя и без того упущенное время, она встала, привела себя в порядок и, не тратя время на заполнение желудка, помчалась на работу.

В издательство «Хай-файв», где находился офис редакции журнала Марго прибыла через два часа явно недовольная московскими пробками, а потому не в лучшем расположении духа.
- Доброе утро, Маргарита Александровна! – поприветствовала ее у входа в офис молоденькая секретарша Люся.
- Доброе, - откликнулась Марго. – Для меня что-нибудь есть?
- Нет, - ответила Люся. – Вот только Борис Наумыч о Вас уже три раза спрашивал: у них там собрание.
- Собрание? – удивилась Маргарита. – Какое еще собрание?
- Не знаю. Мне он не докладывал.
- Не издательство, а дом советов какой-то! – фыркнула Маргоша себе под нос, размашистым шагом направляясь к залу заседаний.
- А вот и наш главный редактор! – Такими словами, в которых так и сквозило желание уколоть, встретил Марго Антон Зимовский, ее зам, привставая с кресла. – И по какой же причине Вы заставили нас ждать?
- Ой, Зимовский, не язви, - убедительно попросила Марго. – Мне сейчас далеко не до шуток.
- На этот раз Антон прав, - вмешался Борис Наумович Егоров, директор издательства. – Марго, что-то случилось?
- Нет, Борис Наумыч, просто по городу жуткие пробки, - совершенно спокойно ответила та, садясь на свое место.
- Ага, пробки, - шепнул Зимовский сидящей рядом Эльвире, главному бухгалтеру, - спать надо меньше!
- Ой, Зимовский, отвяжись! – устало шепнула ему на ухо Эльвира, - Мне абсолютно пофиг, почему она опоздала!
- Ну, раз все в сборе, - вещал тем временем Наумыч, - можем начинать собрание. Скоро сдача номера, а у нас с материалами полный завал.
- Да у тебя вечный завал, Боря, - заметила его бывшая жена, Каролина Викторовна, а по совместительству хозяйка издания.
- Вот скажи мне, Марго, - не обращая внимания  на слова жены, продолжал Наумыч, - где центральная статья?!
- Ну... Двигаемся потихонечку, - ответила она.
- Значит, потихонечку?! – возмутился директор. – В четверг номер надо уже сдавать в типографию, а сегодня что?
- Вторник, - напомнила Наташа, дочь Наумыча и сотрудница отдела моды.
- Вот и я говорю – вторник, а центральная статья не готова! Чтобы завтра утром она уже лежала у меня на столе.
- Ну, буду стараться! – пообещала Марго.
- Ну, хорошо, а разворот? – эта нападка была обращена уже на Андрея Калугина, тоже главного редактора, но художественного. – Что с разворотом?
- Он уже готов. Осталось только получить одобрение у главного редактора, - Калуга кивнул.
- Вот чтобы после собрания и получил! – распорядился Наумыч.
От всего этого разбора полетов, у Марго разболелась голова и слегка потянуло в сон. Она устало прикрыла глаза, попытавшись расслабиться.
- Тебе плохо? – Марго почувствовала на своей руке руку Калугина, но ответить уже не было сил.
Маргариту охватило странное и не сказать, что прияное чувство: все ее тело охватила ноющая, тяжелая, боль; казалось, ее распылили на мириады атомов и забыли собрать.
А пока Марго пыталась понять, что же с ней происходит, все, присутствующие в зале заседаний наблюдали странную картину: черты лица Маргариты Ребровой стали медленно меняться, и через некоторое время на месте главного редактора сидела совсем другая девушка. Еще через секунду она открыла глаза и томно, точно после сна, протянула:
- Рафаэл...

2

Вторая серияВсе, кто присутствовал в зале уставились на Серену, не зная, как реагировать на ее появление. На несколько минут в помещении повисла давящая тишина. Первым опомнился Зимовский.
- Рафаэл? - удивленно переспросил Зимовский. - Девушка, а кто Вы и где Маргарита?
- Я Серена. Серена не знает Маргариту, - девушке было очень неприятно ощущать на себе удивленные взгляды и она вскочила со стула.
- Евпатий-коловратий! – выругался Зимовский. – Меня не интересует, кого знает какая-то там Серена – меня интересует, где Марго!!!
- Серена сказала: Серена не знает Маргариту, - все с той же настойчивостью повторила она.
Серена со страхом смотрела на незнакомых ей людей и пыталась понять, что они хотят от нее, и кто такая эта Маргарита, которую они так желают видеть, а тем временем голову Наташи озарила светлая мысль, но вместо того, чтобы озвучить ее напрямую, насмешливо сказала:
- А Наташа не знает Серену, но знает, что Серена сейчас перед ней, - и младшая Егорова хихикнула.
- Наташа, перестань! – одернул ее Калугин. – Не видишь, девушка напугана!
Андрей осторожно подошел к Серене и взял ее за руку. Она повернулась и посмотрела на него.
- Не бойся, - примирительно сказал он, - ты в безопасности... Наташе лишь бы уязвить.
- Так, марксисты-ленинисты, - вернул всех на Землю Наумыч, - я не понимаю: то, Гоша исчезает, теперь вот – Марго, а что со статьей будем делать?!
- Ну, раз началась эта массовая галлюцинация, статью могу закончить я, - предложил Зимовский.
- Я бы радпоручить тебе эту важную миссию, но дело в том, что она в личном ноутбуке Маргариты Ребровой, и Марго ее никому не показывала...

1946 год. Бразилия, Розейрал. Сказать, что голова у Марго болела – не сказать ничего. Если всего пару минут назад это было всего лишь легкое недомогание, то теперь мозги ее просто плавились. Но вот, наконец, боль начала отступать, и женщина с удивлением почувствовала под собой нечто жесткое и холодное, вместо сравнительно удобного сидения кресла. Пересилив себя она открыла глаза и огляделась вокруг: ничего общего с конференц-залом она не обнаружила. Кругом были столики и полки, сплошь уставленные горшками с цветущимим в них розами.
- Капец... Как же болит голова! – простанала Марго. – Это ж надо такому присниться...
Только она начала приходить в себя, как по ее воспаленному сознанию ударил звук открывающейся двери и крик: «Серена» - после чего в помещеиие ворвались трое: Рафаэл, Кристина и семнадцатилетний сын Рафаэла Фелипе.
- Слушайте, ребята, а не орать слабо?! – не до конца понимая, что происходит вокруг, спросила Маргарита Реброва.
- Кто Вы такая? – спросила Кристина.
- Кто Я-а такая?! – возмутилась Марго. – Это кто Вы такие, позвольте спросить.
- Серена! Где Серена? - Рафаэл взволновано осмотрелся по сторонам. - Ей было плохо, ей стало плохо...
- Рафаэл, не волнуйся так! Я надеюсь, что гостья нам сейчас все объяснит, -Кристина внимательно посмотрела на Марго и повторила вопрос: - Кто Вы?
- Маргарита Реброва я, - еще более раздраженно повторила Марго, - а Вы кто такие? Где я? Где Борис Наумыч?
- Кто-кто? - переспросил Рафаэл.
- Борис Наумыч говорю, мне в издательство надо!
- Вы Маргарита, ответьте мне пожалуйста на вопрос, где Серена! - взволнованно повторил Рафаэл.
- Да не знаю я никакую Серену! Капец, полный капец! Приехали! Я же сказала, что мне в издательство надо, уж позвольте!
- Пожалуйста-пожалуйста, - Кристина слегка отошла в сторону, пропуская «гостью».
Марго, ничего больше не говоря, протиснулась между Кристиной и Фелипе и вышла на улицу с полной готовностью отправиться в «М.Ж». В запале негодования главный редактор «Мужского журнала» прошла, а точнее, почти пробежала, около пятидесяти метров от оранжереи в поисках машины, когда вдруг до нее дошло, что вокруг нет ничего общего не то что с Москвой, но даже с дальним Подмосковьем: чистые светлые узкие улочки, частные дома со странным внешним оформлением, редкие прохожие в довольно странных, точно винтажных одеждах – все это как то не вязалось с традиционным антуражем многомиллионного мегаполиса. Уже через несколько минут спустя она стала ощущать на себе неоднозначные взгляды прохожих.
«Поздравляю, Игорь Семенович, Вас, кажнтся подставили!» - подумала Марго, решив от греха подальше вернуться.
- Я ничего не понимаю, когда я уходил за Вами здесь была Серена, а сейчас... – начал было Рафаэл, но услышал за спиной голос незнакомки, оборвавший его на полуслове.
- Капец! – в который раз за их знакомство воскликнула вернувшаяся. - Где я?
- Это Розейрал, город роз, - ответил Эдуардо, лучший друг Рафа и врач по профессии.
- Прекрасно! Замечательно! – Марго прислонилась спиной к ближайшей полке с цветами. - Это розыгрыш? Тут не обошлось без Зимовского, ну конечно, как я сразу не догадалась!
- Зимовского?! – оживился Рафаэл. – Так, может, он знает, где Серена?
- Знаете, он мне как-то не докладывал! – съязвила Маргарита. - Так, мне надо позвонить... – это уже было обращено не столько к Рафаэлу и компании, сколько к себе самой.
Марго похлопала себя по карманам, прощупывая их на наличие своей раскладушки,, но так ее и не обнаружила.
- Так, у кого-нибудь здесь есть телефон?!! – далеко не мирным тоном поинтересовалась она.
- А какое право Вы имеете тут кричать? – возмутился Рафаэл.
- Да, телефон есть, в доме, - ответил Фелипе, чувствуя, что назревает новая волна спора. – Пойдемте, я Вас провожу.
- Пошли, мне срочно надо позвонить! - Марго вышла за Фелипе.
- Рафаэл, мы ее совсем не знаем, и все это так странно, и с ней, конечно, Фелиппе, но мне кажется нам лучше быть начеку, - заметила Кристина.
- Да, да, - кивнул Рафаэл и они втроем направились в дом.
В этот момент Фелиппе подвел Маргариту к телефону.
- Вот...
- Что «вот»? – изогнула бровь Марго, с непониманием глядя на аппарат, поставленный перед ней.
- Телефон... – столь же недоуменно отозвался Фелиппе.
- Ха! Это не телефон, это антиквариат.
- Нет же, это телефон.
- Так, молодой человек, можно Ваш мобильный?
- Что, простите? – парень удивлялся все больше.
- Да... Зимовский, определенно, постарался, - Марго потянулась за трубкой. -Ладно...
Сев на край дивана, Марго стала вымученно крутить диск телефона, набирая номер. Однако, когда он был набран, вызова не последовало: только тишина, слегка разбавленная треском.
Капец! Это полный капец! - Марго раздраженно бросила трубку на рычаг, когда в дом вошли Рафаэл с Кристиной, вслед за ними - Эдуардо. – Что, ни у кого нет мобильного?! Я по этому телефону не могу дозвонится!
- Я не понимаю, о чем Вы... – пришлось вновь повториться Фелиппе.
И только тут взгляд Маргариты упал на небольшой календарик, лежащий под телефоном. «1945 год» - чернел крупный заголовок карточки, и этим явно давал намек на то, что дело пахнет паленым.
- Увлекаетесь предметами старины? – спросила она, чтобы как-то сгладить неприятное о себе впечатление.
- С чего Вы так решили? – полюбопытствовал Фелиппе, и тут Марго впервые обратила свое внимание на то, что, несмотря на то, что она все понимает, все эти люди говорят не на русском языке. Это, конечно, прибавляло странности сложившейся ситуации, но пока не делал ее критической.
- Ну... Вся эта обстановка, телефон, календарь – явно не признак современности.
- Надо сказать Зулмире или Эурико заменить прошлогодний календарь, - улыбнулся парень.
- То есть как, «прошлогодний»?! – Марго судорожно сглотнула, большими глазами посмотрев на Фелиппе. – А какой же тогда сейчас год?! – спросила она, уже боясь услышать ответ.
- 1946, - уже спокойно, так как просто не было сил удивляться вопросам этой странной сеньориты, ответил сын хозяина дома.
Огромная сила воли понадобилась Маргарите Александровне, чтобы не упасть в обморок. С тем, что ее превратили из мужчины в женщину, она смирилась, как и с тем, что на данный момент в мужчину влюблена, но перемещения во времени – это явно перебор.
- Блииин, попандос! – буквально взревела она. – Если это опять проделки Карины, я ее из-под земли достану! – и, то ли не желая больше оставаться, то ли от морального перенапряжения, она выбежала из дома, громко хлопнув дверью.
Кристина, Рафаэл, Эдуардо и Фелиппе удивленно смотрели ей вслед. Появление столь необычной гостьи стало для них неожиданностью, ее поведение – элементарной грубостью, но вот уход... Уход ее создал больше вопросов, чем можно было найти разумных объяснений.
- Ненормальная какая-то, - сделала вывод Кристина.
- Сумасшествие на лицо, - поставил диагноз доктор Эдуардо.
- Интересно только, откуда она взялась, и где Серена?! – начал еще больше волноваться Рафаэл.
- Боюсь, мы не узнаем это, не познакомившись поближе с этой Маргаритой, - подитожил Фелиппе, - надо догнать ее, и попробовать разобраться...

3

Третья серия.
2009 год. Москва. Редакция журнала «М.Ж»
- И все-таки, Борис Наумыч, имейте в виду, что я могу написать статью Маргариты.
- Имею, имею, но толку-то, нам ведь Марго нужна! Серена, я надеюсь Марго просвятила тебя по поводу статьи? У нас номер на носу. Ой... - Борис Наумыч выпил стакан воды.
- Папа, не переживай! Закончим, и без Марго! На ней свет клином не сошелся, - хмыкнула Наташа.
- Так, ты закончишь статью за Маргариту? - сверля Серену взглядом, спросил Зимовский.
- Серена может закончить, но Маргарита не поручала ей статью.
- Ерунда какая-то! Честное слово! Сотрудники один за другим пропадают, и все - главные редакторы! - шепнул Кривошеин Гале.
- Серене надо идти: ее ждет Рафаэл... - Серена выбежала из зала. Озадаченный коллектив остался сидеть в недоумении.
Серена пробежала мимо Люси к лифту и попыталась выйти, но страшный писк, издаваемый пропускным устройством, заставил ее вздрогнуть и настороженно отпрянуть в сторону.
- Пропуск! Девушка, Вам надо приставить пропуск! - закричала Люся, видя, что Серена не может пройти.
- Что надо?
- Ну, пропуск, - Люся даже удивилась, как сотрудники могут этого не знать. - Все сотрудники имеют его...
- Я не работаю здесь, - пролепетала Серена, от волнения вспомнив про наличие в любом языке этого местоимения.
- А как Вы, в таком случае, сюда попали? Что-то я не припомню, чтобы Вы проходили мимо меня раньше.
Этот вопрос завел индианку в тупик: она сама не знала, как попала сюда. Она знала только то, что несколько минут назад ей стало плохо, она упала, а очнулась здесь, за столом в зале заседаний, и сама не могла понять, как такое возможно, и только она раскрыла рот, чтобы в который раз за последний час ответить «Не знаю», как незнакомый звук вновь ударил по слуху девушки, и по телу прошла легкая, но неприятная вибрация: это в кармане простого хлопкового платья зазвонил мобильный. Девушка передернулась, желая избавится от этого ощущения, но оно не проходило. Глядя на странное поведение незнакомки, Люся сказала:
- Девушка, у Вас телефон звонит.
- Но я не вижу здесь никакого телефона... – Наконец, она поняла, откуда исходит этот назойливый звук и ощущение; ощупав себя, вынула из кармана миниатюрный телефон-раскладушку.
- Так вот же он! – улыбнулась Люся. – Может, ответите?
- А к-как? – Серена продолжала недоуменно смотреть на подрагивающий на ладони аппарат.
Люся, не удержавшись, хихикнула.
«Из какой глуши она появилась?! – подумала секретарь Бориса Наумыча. – Даже телефоном пользоваться не умеет, причем своим...»
- Просто крышечку откиньте аккуратно вверх, к уху приложите – и можете разговаривать, - подавив желание рассмеяться, объяснила она Серене.
Гостья из прошлого с опаской и недоверием посмотрела на девушку: некоторое время прожив в городе, Серена узнала, что не все «белые» желают ей добра, но все же сделала так, как посоветовала ей эта миловидная блондинка.
- Алло, Марго?! – раздался в трубке еще один незнакомый Серене  женский голос. – Ты не помнишь, куда я дела ключи от радио? Я не могу их найти...
- Кто это? Кто это говорит? – затараторила уроженка племени иби-гуарави.
- Папа Римский! – иронично усмехнулись в трубку. – Аня это, Марго! Ты что, не узнала? И что у тебя с голосом?
- Марго нет, - немного освоившись, ответила Серена. – Я Серена.
«Должно быть, ушла обедать и забыла мобильник!» - смекнула Сомова.
- Значит, Серена? Хорошо, – сказала она вслух, - я перезвоню позже.
В трубке воцарилась тишина, к которой Серена еще долго прислушивалась перед тем, как понять, что связь закончилась. Потом она оторвала трубку от уха и закрыла крышку.
- Серене надо идти! – повторила она, обращаясь к Люсе.
- Но, если у Вас нет пропуска, лучше подождать, пока кто-нибудь из сотрудников не выйдет из издательства, иначе устройство просто Вас не пропустит... – посоветовала секретарша.
- Но меня ждет Рафаэл! Он, наверное, уже волнуется, что я пропала!
- Так позвоните ему, - пожала плечами Людмила.
- Но я не знаю телефона.
- Тогда ничем не могу помочь, - с сожалением ответила секретарь.
Серена обреченно прислонилась спиной к ближайшей стене. Все происходящее вокруг казалось ей странным и неестественным. Мимо нее туда-сюда сновали различные сотрудники, и девушке стало настолько тяжело, что захотклось плакать, и по щекам отчего-то покатились крупные бисеринки слез.
«Сердце Серены плачет... Почему так тоскливо?!» - почему-то промелькнуло в разуме метиски.
- Вам плохо? – засуетилась вокруг Люся и, налив воды из кулера, поднесла Серене стакан. – Вот, выпейте воды.
Серена дрожащими руками взяла из рук Люси протянутый стакан и стала жадно пить большими глотками. Нет, девушка из племени Иби-гуарави вовсе не испытывала жажды, просто холодная вода, казалось, охлаждала не только горло, но и мысли. А сейчас Серене не хотелось ничего больше,чем мыслить трезво: ей хотелось прекратить этогт странный и немного пугающий сон. Опустошив стакан, она все же решила уйти, несмотря на то, что у нее нет пропуска. Девушка оторвалась от стены, сделала пару шагов и пошатнулась.
- Девушка, Вам плохо? – быстро сориентировавшись, Людмила бросилась в сторону Серены и поймала ее под руки, не дав упасть. – Может, врача?
Серена нашла в себе силы поморщиться. Уж кого-кого, а врачей она не любила: по ее мнению, они всегда позволяют себе слишком много того, что вгоняет ее в краску. Нет, осмотра она не хотела.
- Нет-нет, не надо. Это... Это сейчас пройдет, - уверила она Люсю. – Просто мне надо немного отдохнуть...
- Отдохнуть... – Люся задумалась.
Она видела, что девушке действительно требуется отдых и покой, но где найти такую роскошь в стенах редакции? Тут нет ни одного укромного уголка! И тут Люсю словно озарило:  «Кажется, наши говорили, что Марго куда-то ушла и еще не вернулась» - вспомнила она подслушанное под дверями зала заседаний.
- Кажется, я знаю, где Вы можете это сделать... – она взяла Серену за руку и куда-то повела.
Через пару минут перед глазами Серены предстало просторное помещение со стенами зеленого цвета, на которых были развешаны постеры-обложки прошлых номеров, жалюзи на окнах, столом, на котором стоял компьютер, и крутящимся креслом возле окна и полками у двери – это был кабинет Марго. И тут Серену охватило точно такое же чувство, как тогда, когда она впервые пришла в дом Рафаэла: повеяло чем-то родным и знакомым, - но если раньше ей казалось, что она что-то забыла и не может вспомнить, то теперь это было сродни чувству ребенка, который заранее узнал, что ему подарят на праздник то, что он давно хотел получить. Но длилось это всего несколько мгновений: Серена вспомнила Рафаэла и представила, как он с ног сбился, разыскивая ее, и ей вновь стало грустно.
- Вот, здесь Вы можете отдохнуть, - Люся указала на крутящееся кресло. – Думаю, Маргарита Александровна не будет против...
- Спасибо.
- Ну, я пойду: мне надо работать, - Люся улыбнулась и закрыла за собой дверь.
Серена села в кресло, откинулась на спинку и прикрыла глаза: она помнила, что очутилась здесь, когда закрыла глаза и попыталась сделать то же самое, чтобы вернуться.
Серена не знала, сколько времени пробыла в таком полузабытьи, но из этого состояния ее вывел звонок телефона. Она открыла его и поднесла к уху.
- Марго? – это снова была Аня
- Я же сказала: Марго нет... – устало ответила Серена.
- Как нет?! – удивилась Аня. – Я звонила ей час назад!
- Не знаю... Тот сеньор, который проводил собрание, сказал, что я должна закончить за нее статью, потому что она пропала...
- Как, пропала?! -  в голосе Сомовой послышались удивление и тревога.

1946 год. Бразилия, Розейрал.
Марго стремглав выбежала из дома Рафаэла и побежала по прямой, словно это поможет ей вернуться в свое время. Она была в смятении, не знала, как ей быть. Одно дело – глушь, любая, вплоть до Мухадранска Камчатской области: из нее хоть выбраться можно, и совсем другое – чужое время. По сравнению с этим превращение ее из Гоши в Марго – просто детские игры.
«Я убью эту Карину! – крутилось у нее в голове. – Собственными руками задушу!!!».
Гостья из будущего была уже довольно далеко от дома Рафаэла, когда почувствовала, как кто-то схватил ее за локоть. Не оборачиваясь, она резко сдала локтем назад, после чего послышался вскрик:
- Ай!
Маргоша обернулась и увидела Фелиппе. Тот прижимал ладонь к носу, из которого ручьем лилась кровь, но тем не менее он нашел в себе силы сказать:
- Маргарита, подождите.
- Что надо?! – спросила она таким тоном, словно бедный парень был виноват в том, что она оказалась в Розейрале.
- Пойдемте со мной, мы должны разобраться, где Серена.
- Никуда я с тобой не пойду! – главный редактор МЖ скинула его руку.
- Но...
- Я, конечно, не знаю, на каком языке мы сейчас говорим, - язвительно заметила Марго, - но до этого никаких речевых барьеров у нас не возникало. Я сказала, не знаю я никакой Серены и никуда больше не пойду.
Они бы спорили еще неизвестно сколько, если бы из обувной мастерской не вышел Элио.
- Привет, Фелиппе, - поздоровался он, - что здесь происходит?
- Ничего, - буркнул сын Рафаэла и ушел прочь.
Элио пристально посмотрел на Марго.
- Здравствуйте! – Элио, вежливый по своей натуре, не мог не поздороваться с девушкой которую прежде никогда не видел. Тем более она была недурна собой, а наоборот, даже очень хороша... Парень отвел от себя эти мысли и представился:
- Меня зовут Элио, я работаю в обувной мастерской.
- Здравствуй! А я Маргарита Реброва, можно просто Марго...
- Очень приятно, Вы здесь недавно?
- Да, - Марго кивнула.
- Мне правда очень приятно...
- Так, молодой человек, то есть Фелиппе...
- Я Элио, - он поправил Маргариту.
- Я знаю! Так вот, Элио, я тебя не трогаю и ты меня не трогаешь, хорошо?
- Да, - Элио пожал плечами и направился обратно в мастерскую.
«Капец! Капец! – если бы где-то поблизости была подходящая стенка, Маргоша, наверное, стала биться об нее головой. - Как, как мне попасть домой?»
Но сознание подсказало ей, что это случится не раньше, чем она выяснит, как попала сюда, а на это может уйти много времени. Гораздо больше, чем можно протянуть без еды и крова, и этот факт заставил ее думать уже не о том, как вернуться, а о том, как прожить все это время.
«И что мы имеем? – задумалась Марго, глядя на двери мастерской, напротив которой стояла. – Я в чужом времени. Следовательно, денег у меня нет. И следовательно, жить мне тоже не на что... и негде»
Сложившаяся и без того скверная ситуация осложнялась еще и тем, что женщина не знала никого в Розейрале, кроме семьи Рафаэла и Элио. Нет, снова возвращаться в дом, где ее уже записали в сумасшедшие, Маргарита не хотела, а Элио... Марго поймала себя на мысли, что он ей понравился. Не как мужчина, разумеется, но все же подсознание подсказывало, что ему можно доверять. Увидев новую знакомую через открытую дверь мастерской, Элио вновь нашел в себе силы выйти к ней.
- Марго, извините, но Вы уже пять минут тут стоите, - сказал он. – Ждете кого-то?
- Я же сказала... – начала было Марго, но осеклась на полуслове: если она собиралась выжить в этом странном месте, надо налаживать связи. – Никого я жду. Просто я впервые здесь, и не знаю, где остановиться.
- У Вас нет знакомых в городе? – удивился Элио.
- Не думаю, что они мне обрадуются, - ответила главный редактор журнала «М.Ж», вспомнив, как на нее отреагировали там, откуда она предпочла уйти.
Услышав это,Элио посмотрел на наручные часы: время подходило к обеду, и он догадался, что его новой знакомой сейчас нужен не только кров, но и, пожалуй, сытный обед, поэтому ответил:
- Знаете, я могу Вам помочь: моя мать держит пансион тут, неподалеку, я думаю, она не откажется принять вас.
- Спасибо большое, - поблагодарила Марго, убрав спавшую на лоб прядь.
Парень приветливо улыбнулся. Он узнал девушку всего несколько минут назад, но она ему очень понравилась: было что-то притягательное и таинственное в ее облике и фигуре, в ее глазах.
- Что ты на меня так смотришь? – Маргоша словно разгадала мысли Элио, и ей стало неприятно, что на нее так пялятся.
- Просто... – Элио не мог подобрать слов. – Вы такая красивая...
- Стоп машина! – Маргарита оборонительно выставила вперед левую руку. – Молодой человек, я здесь не для того, чтобы заводить романтические знакомства!
Элио смутился и опустил глаза. Он был еще молодым парнем, поэтому ему сложно было держать свои чувства под контролем при виде хорошенькой девушки, тем более, что на этот раз он не имел в виду ничего пошлого, говоря, что Марго красива.
- Извините, я не хотел Вас обидеть! – промямлил он.
- Пошли, герой-любовник, - усмехнулась главный редактор «Мужского журнала» - Где там Ваш пансион?

Через пять минут они вошли в дом. Первое, что увидела Марго – довольно большую комнату с диваном, креслом-качалкой, столом и двумя рядами стульев чуть в ближе к стене. В кресле сидела седая полная женщина лет около восьмидесяти и вышивала на пяльцах, за столом уже столпилась куча народа, ожидающая обеда, где-то рядом хлопотала черноволосая женщина, несколько младше той, которая вышивала. Это и была хозяйка пансиона и мать Элио, дона Дивина.
- Сынок, - с нежностью воскликнула она, увидев Элио, - ты как раз вовремя: сейчас будем обедать.
- Спасибо, мама, - сказал Элио и добавил: - Надеюсь, у нас найдется лишняя порция?
- Лишнего здесь ничего нет, - проскрипела старуха, сидящая в кресле. – И кого это ты привел? – она заметила Марго.
- Бабушка, - осадил ее Элио.
Тут и все остальные, кто был в комнате, оглянулись на женщину в сером брючном костюме и белой блузкой, с собранными в хвост длинными волосами.
- Маргарита Александровна Реброва, - представилась по всей форме гостья, - главный редактор «Мужского журнала».
- Мужского журнала! – ахнула Терезинья, худая немолодая уже, но еще незамужняя, брюнетка с весьма скверным характером, которая была еще и ужасной сплетницей. – Какой ужас!
- Да, совсем стыд потеряла! – согласилась дона Офелия (так звали бабушку Элио). – Мало того, что шлюха, так еще и открыто в этом признается!
- Так, стоп машина! – немного оскорбилась Марго. - Попрошу без оскорблений!
- Бабушка, хватит, я уверен, Марго совсем не то имела в виду, - встал на защиту новой знакомой Элио.
- Да, дона Офелия, Вы бы помолчали! – заметил отец Элио Освалду, седоватый плотный мужчина, очень «любящий» свою тещу. – Не обращайте внимание на эту сварливую старуху.
- Дивина! – простонала дона Офелия. – Твой муж назвал меня сварливой старухой!!!
- Освалду, не обижай маму, - сделала замечание дона Дивина.
«Дурдом «ромашка»» - отметила про себя Маргарита, наблюдая за всей этой склокой со стороны.
- Дона Дивина, Вы, кажется, обещали обед, - напомнил хозяйке Пансиона один из постояльцев, Алаор
- Да, кстати, - поддержал его старший брат Элио Вииторио.
- Сейчас-сейчас, - хозяйка пансиона вернулась к серверовке стола. – Элио, я так понимаю, твоя новая будет обедать с нами?
- Да.
- Надеюсь, ей найдется, чем заплатить? – сверля Марго взглядом, поинтересовалась дона Офелия.
- Не волнуйся, бабушка, даже если и нет, то я все улажу.
Офелия продолжала сверлить взглядом Маргошу даже тогда, когда хозяйка пансиона пригласила гостью присоединиться к общему столу, но тем не менее не произнесла больше ни слова.
- Сегодня у нас на обед картошка с фасолью, - оповестила хозяйка дома, вернувшись с кухни с большой миской, полной еды, и поставила эту миску на середину стола.
По мнению Маргариты, выглядело блюдо не очень аппетитно, а когда все стали окунать туда свои ложки и накладывать себе лучшие куски, стало еще хуже. А к тому времени, как очередь дошла до Марго, в миске почти ничего не осталось, кроме странной жижи,которую сложно было назвать как картофелем, так и фасолью, но чтобы не обижать хозяев дома, она положила себе немного.
- Ты чего не ешь? – шепнул ей на ухо Элио, видя, что Маргарита обреченно склонилась над тарелкой.
От необходимости ответа Марго освободил стук в дверь. Через мгновение в дом вошли двое: средних лет высокий мужчина: доктор Жулиан, известный гипнотезер, и его ассистентка, молодая мулатка Сабина, а через некоторое время – Рафаэл и Фелипе.
- Серена не у вас? – спросил Фелиппе.
- Вы?! – вскочила Марго.
- ТЫ? – Фелиппе схватился за нос, боясь, что она опять его ударит.
- Нет, Серена не у нас, - ответил Элио.
Сеньор Жулиан пристально посмотрел Марго в глаза.
- Это кажется странным, - произнес он, - но от этой женщины исходит то же свечение, что и от Серены... – задумчиво произнес он, но на его слова никто тогда не обратил внимания.
- Очень жаль: мы подумали, что Серена может быть у Вас... Она точно не заходила? – с надеждой обратился Фелиппе к присутствующим.
- Нет-нет, эта дикарка в кое-то веки ушла из дома не к нам!
- Мама! - Дона Дивина укорезненно посмотрела на Офелию. - Нет, Фелиппе, к сожалению, Серена к нам не заходила.
- Зато к нам зашла вот эта... - Дона Офелия указала на Марго. - И жить здесь собирается! Хотя у нас не приют для нищих!
- Я нищая?! Ха! Вот новость! Нет уж, такого я не слышала даже от Зимовского! - Маргарита резко обернулась к Офелии. - Не волнуйтесь, я Вас долго стеснять не буду!
- Надеюсь...
- Мама! - Дона Дивина перевела взгляд с матери на Фелиппе.
- Фелиппе, может останешься на обед? - улыбнулась Нина, самая младшая представительница семьи хозяев
- Спасибо, но мне надо идти. Спасибо... - Фелиппе направился к выходу.
Дона Дивина села на диван и внимательно посмотрела на Маргариту.
- А я ничего против не имею, чтобы ты здесь жила. Живи сколько хочешь, пожалуйста! У нас места всем хватит!
- Сборище бездельников и тунеядцев! - вставила дона Офелия.
- Я-то бездельник? - Освалдо отложил ложку.
- Да, да...
- Ну мама, Освалдо, не ссорьтесь! Приятного всем аппетита!
Все принялись за обед, а Марго сидела, подперев лоб ладонью и думала, за что удостоилась «чести» попасть сюда

4

Четвертая серия
2009 год. Россия. Город Москва, центральный округ, квартира Марго и Ани.
]«... потому что Марго пропала!» - звучали в голове Анны Сомовой слова незнакомки, ответившей на звонок вместо Марго.
«Куда же это она могла пропасть без телефона?!» - в душе Ани начало подниматься настоящее беспокойство.
Она, конечно, хорошо знала МарГошу и то, что он(а) в любой момент может исчезнуть, никому ничего не сказав, но работа – это единственное, чем главный редактор «М.Ж» не пренебрегал без уважительной причины, в каком бы воплощении он не находился. Насколько Сомова могла помнить, уважительной причины у Марго не было, а значит, что-то случилось с ней самой. Забыв про то, что через пару часов у нее эфир, Анна встала с дивана и, мимолетом потрепав в прихожей золотистого ретривера Феону по голове, отправилась в издательство.

Как только Аня переступила порог редакции «Мужского журнала», она тут же столкнулась с Андреем Калугиным, направляющимся в тепографию.
- Андрей, как я рада, что встретила тебя! – воскликнула Аня, поправляя ремешок сумки на плече. – Ты не знаешь, где Марго? А то к ее телефону подходит какая-то девушка и говорит, что она пропала!
Калуга замолчал, раздумывая как бы лучше преподнести Сомовой фантастическую новость. В конце-концов он откашлялся, взял Аню под руку и повел в сторону кабинета Маргариты Ребровой.
- Знаешь, - сказал он по пути, - я и сам бы раз узнать, где сейчас Марго. Дело в том, что на собрании она... Даже не знаю, поверишь ли ты в это... исчезла! А вместо нее появилась вот эта девушка, - Калуга открыл дверь кабинета, где в кресле главного редактора вместо законной хозяйки сидела Серена.
- Здрасте, - только и смогла выдавить из себя Аня.
Если честно, то Анна не совсем могла поверить, что эта странная, чуть смугловатая девушка появилась вместо Марго, а если это и так, то как и в прошлый раз, когда Маргарита появилась «из Гоши», разум остался тот же, но по взгляду, которым сидящая за столом посмотрела на нее, ди-джей радио «Селена» поняла, что это не так.
- Анна Сомова, - для чего-то представилась Аня и улыбнулась.
- Серена, - девушка отстранилась от спинки кресла, сев чуть ровнее, и посмотрела на Аню.
Странное чувство вновь обуяло уроженку племени иби-гуарави: в улыбке вошедшей мелькнуло нечто знакомое.
- Ну, вы общайтесь, а мне надо в типографию, - поспешил ретироваться Калугин.

Тем временем в Розейрале
Донна Дивина проводила Маргариту в ее комнату.
- Ты будешь спать здесь, места хватит всем.  Конечно у нас не гостиница, но тоже не плохо, никто не жалуется.
- Как же не жалуется? - возмутилась Терезинья. - В одной комнате три человека! Не продохнуть...
«Это точно!» - отметила про себя Маргарита.
Ей сразу не понравилось это маленькое тусклое, больше похожее на тюремную камеру, разве что без решеток, помещение с серо-синими стенами и расставленными вдоль них двухярусными кроватями на металлокоркасе, но она понимала, что донна Дивина относится к жильцам со всей душой, и раз обстановка такая, какая она есть, значит, хозяйка просто не может предоставить лучшие условия, и не от хорошей жизни принимает в своем доме таких жильцов как Терезинья. Марго стало обидно за женщину, проявившую к ней доброту, поэтому она сказала:
- Сходи на улицу: там свежего воздуха хоть отбавляй! - Марго улыбнулась Дивине. - Спасибо Вам большое!
- Не за что, дорогая! – хозяйка пансиона улыбнулась в ответ. - А ты, Терезинья, если тебе что-то не нравится, ищи другое жилье...
- А я то что? – Терезинья обиженно поджала губы и скрестила руки на груди, но донна Дивина не уже обращала на нее внимания.
- Обустраивайся, и не обращай ни на кого внимания! – посоветовала она новой постоялице.
- Еще раз спасибо! – Марго снова поправила волосы.
Дивина кивнула и вышла из комнаты.

Россия, Москва, редакция журнала «М.Ж»
- Андрей! Подожди! – Аня схватила Калугу под руку. – То есть как так, «Марго пропала, а вместо нее...»
- Ну, не знаю! Исчезла, превратилась, трансформировалась, не знаю, Анечка, правда! – главный художественный редактор освободился из цепких пальцев Анна Сомовой. – Извини, мне надо работать!
Он ответил так не потому, что хотел обидеть Аню, как-то от нее отвязаться, и не потому, что ему была безразлична судьба Марго – даже наоборот, просто в последнее время на него столько свалилось: беременность Наташи с последующим выкидышем, тяжелое расставание с ней, потому что не было в этом союзе любви: он с первого взгляда полюбил Марго и не переставал ее любить, даже находясь рядом с дочкой Бориса Наумыча; потом признание Марго (причем со всеми доказательствами), что на самом деле она вовсе и не Марго, а якобы находящийся в Австралии Игорь Ребров; скорая сдача номера, - и очередное фантастическое происшествие в стенах этого издательства и его жизни стало просто лишним. И Андрей просто старался не вникать во все это, чтобы защитить себя от сумасшествия.
- Значит, Серена? – переспросила Сомова, когда они с девушкой остались наедине. – Ну, здравствуй.
- Здравствуй, - ответила Серена, - а мы разве не здоровались?
Аня поняла, что девушка не заметила звучащую в ее тоне иронию, поэтому предпочла промолчать.
«С Марго хоть все уже понятно: у нее осталась память и взгляды Гоши, - подумала ди-джей радио «Селена», внимательно рассматривая девушку, сидящую напротив нее, - а с этой-то что делать?»
В воцарившейся тишине можно было услышать, как Зимовский в соседнем кабинете стучит по клавиатуре компьютера, и от этого становилось неловко. Каждая из находящихся в кабинете главного редактора хотела завести разговор, чтобы хоть как-то разрядить сложившуюся напряженную обстановку, но, видно было, что ни Анна, ни, тем более, Серена, не могли найти нужных слов, хотя у них было множество вопросов, которые они хотели друг другу задать. Первой решилась Аня.
- Так значит, ты теперь вместо Марго? – спросила она, и по тону было понятно, что ей не особо уютно в обществе незнакомки, хотя она, как человек публичный, была привычна к новым людям.
- Все тут говорят так, - тон Серены звучал недоверчиво-робко и в то же время наивно, - хотя я и не знаю никакую Марго. Кто она?
- Ну, Марго – это Маргарита Реброва, в кабинете которой ты сейчас находишься, она - главный редактор «Мужского журнала», - ответила Анна, присаживаясь в кресло, - и моя лучшая подруга.
- Лучшая подруга – это хорошо, - улыбнулась Серена, - это очень хорошо. Там, где я была до того, как попасть сюда, у меня много друзей.
- Да, друзья – это всегда хорошо, - неловко улыбнулась Анна, вспомнив о Марго и о Гоше, и теперь уже сомневаясь, увидит ли она Марго снова. – А ты откуда?
- Я приехала из индейского племени «Иби-гуарави», там все совсем по-другому, ни как в городе: там ценится сердце человека, его душа, а не деньги. Там золото – это зло; из-за золота белые люди прогнали наш народ вглубь леса, сожгли деревню... А еще там нет хозяев у воды и растений, а повозки не могут ездить сами, без лошадей и быков, как в городе...
- Повозки? О чем ты? – не поняла Аня. – По городу не ездят повозки, разве что аттракционы...
- В городе это называют машинами, - поправилась Серена, - они жутко шумят и ездят быстрее, чем могут идти даже самые быстрые лошади.
- Деревня, где нет даже машин и до сих пор ездят только на повозках, - удивилась Анна. – Это где же можно найти такой уголок дикой природы в нашем две тысячи девятом?
- Две тысячи девятом?!! – поразилась Серена. – Но когда я еще была у Рафаэла, был тысяча девятьсот сорок шестой. Серена это точно знает: Серена училась в школе.
- Да, две тысячи девятом, бывает и такое, - пожала плечами ди-джей радио «Селена», после того, что случилось с Гошей, уже не удивляющаюся, что существуют и перемещения во времени. – Так значит, ты прямо из лона природы, так сказать? Из племени – прямо к нам?
- Не совсем, - Серена смутилась, - Серена родилась в племени, племя вырастило Серену, но когда она выросла, то услышала, как кричит сердце, зовущее ее в путь к своей судьбе... И Серена поехала сначала в Сан-Пауло, а затем – в Розейрал, где нашла свою судьбу и цветок... белую розу. Розейрал даже называют «Город роз», потому что там очень много этих красивых цветов. Правда, в Розейрале есть плохие люди, они не любят Серену, хотя она не делала им ничего плохого.
- Понятно, - улыбнулась Аня. – Скажи, а почему ты говоришь о себе в третьем лице?
- Что?
- Ну, почему ты говоришь: «Серена училась», «Серена знает», «Вырастили Серену»? Ведь Серена – это ты.
- У нас в племени часто так говорили...
- Ну, это в племени, а в городе надо говорить «я», когда рассказываешь о себе, - поправила Анна.
- Знаю, но все равно иногда путаю....
- Постарайся не путать, - улыбнулась лучшая подруга Марго. – Судя по твоим рассказам, этот твой Розейрал – очень красивый город.
- Да... Очень! – индианка ностальгически поняла глаза к потолку. – А как называется тот город, где мы сейчас? Он красивый?
- Этот город называется Москва, - Серена показалась Ане ребенком, помещенным в тело молодой девушки, хотя история ее происхождения вполне объясняет наивность, - и он по-своему красив, - ответила Аня. - Вот закончится рабочий день, и я потрачу немного времени на то, чтоб показать тебе если не весь город, то, по крайней мере, лучшую его часть... И еще, - Анна вдруг вспомнила очень важную вещь, - жить ты будешь тоже у меня, так как, я так понимаю, больше негде.
Серена опустила глаза и хотела было уже извиниться за причиняемые неудобства, но дверь резко открылась и в нее без стука вошел Зимовский.
- Ну,  как продвигается статья? – спросил он иронично.
- Се... – гостья из прошлого хотела опять сказать «Серена», но посмотела в сторону Ани и тут же поправилась: - я... еще не начинала ее писать... – ей стало стыдно перед зам. главного редактора, но что было делать, если она даже не представляла, что и как надо делать.
- Девочка, - Антон Владимирович стал медленно надвигаться на нее, отчего у Серены что-то сжалось и перевернулось в груди, - если ты пришла сюда вместо Маргариты Александровны, то должна работать, а не сидеть и плевать в потолок! Нет, конечно, если ты не знаешь, что писать или не умеешь этого делать, я с удовольствием помогу, - и мужчина мерзко улыбнулся, не стесняясь присутствия Сомовой.
- Нет! Серена умеет писать! Серена напишет статью! – гордость взяла верх над голосом разума. – Да, Серена сможет!
Девушка вынула из кипы бумаг, сложенных стопочкой на столе, первый попавшийся чистый листок, взяла из вазочки простой карандаш и сделала вид, что находится в полной готовности пристутпить к порученному заданию.
- Ну-ну, - Зимовский подошел к ней вплотную и склонился так низко, что Серена могла ощущать его горячее дыхание, и это заставило ее вжаться в спинку кресла, - в таком случае, чтобы завтра, ровно в десять ноль-ноль, статья лежала У МЕНЯ на столе! Не забывайся: место Марго не дает тебе право на должность главного редактора!
- Хорошо, - Серена сдавленно кивнула.
- И учти: если не успеешь в срок, у Марго, как впрочем, у всего издательства, будут бо-о-ольшие неприятности. Ты  ведь этого не хочешь?! – Зима уперся рукой в спинку кресла чуть повыше головы сидящей в нем девушки.
Серена вновь кивнула и отвела глаза. Ей очень не нравился взгляд этого мужчины: от него начинало щемить сердце и не хватать воздуха. И хотя Серена знала, что он физически не способен причинить ей сильные страдания, она боялась его. Боялась так же, как боялась Гуто.
- Тогда – вот монитор, вот клавиатура, - замглавред, наконец, отстранился от девушки, дав ей возможность вздохнуть спокойно, и указал ладонью на стоящий в углу стола компьютер, - работай! – И Антон ушел, захлопнув за собой дверь.
Серена долго смотрела ему вслед и ощущала ставший для нее неприятным запах его парфюма; затем перевела жалостливый взгляд на Аню и ближе придвинула к себе белый лист.
- Какой он злой! – пожаловалась она. – Он мне не понравился. Стало больно, вот здесь, - девушка положила правую руку на грудь в области сердца.
- Да Марго он тоже никогда особо не нравился, - несколько нейтрально откликнулась Сомова, - но кое в чем он прав.
- Он? Прав? – Серена даже слегка обиделась. – В чем?
- Писать карандашом на бумаге – это долго и неэффективно для нашего времени...
- Ну, еще можно писать ручкой, но тогда будет тяжело исправлять... – пожала плечами индианка. – А больше способов я не знаю.
- В наше время появился еще по крайней мере один, - Аня из-за спины Серены подошла к компьютеру и включила его. – Вот. Это великое изобретение конца ХХ века, компьютер, - с напускной гордостью объявила Анна, когда система полностью загрузилась. – Тут можно просматривать разные картинки, фильмы, обрабатывать множество информации, выходить в... А, впрочем, для тебя это пока слишком сложно. Для нас сейчас главное, что с помощью этого можно писать или, правильнее сказать, печатать.
Серена восхищенно улыбнулась, глядя на светящуюся заставку на мониторе. Для нее сейчас это было столь же ново, как машины и водопровод тогда, когда она только приехала в Розейрал.
- Ты когда-нибудь пользовалась печатной машинкой, Серена? – поинтересовалась Аня, открывая в «Ворде» файл с началом статьи, которую начала Марго.
- Чем?!
- Так, понятно, - из столь удивленного тона гостьи из прошлого, ди джей радио «Селена» поняла, что провести аналогию с более простым и понятным устройством не получится, так как Серена не знает и его. – Тогда смотри.
Серена послушно приготовилась внимать новую информацию из уст Ани.
- Вот это – клавиатура, - та, в свою очередь, легонько провела ладонью по клавишам. - Видишь кнопочки с буквами?
Серена кивнула. Ей было очень интересно познавать новые технологии.
- Ну, вот, - чтобы не портить файл со статьей, Сомова открыла чистый лист поверх него, - нажимаешь на кнопку с нужной буквой, и она появится там, где на экране мигает палочка. Так можно набирать целые слова. Поняла? Попробуй!
«Ученица» опустила голову, внимательно смотря на клавиатуру и робко, одним пальцем, набрала «с е р е н а».
- Здорово! – девушка захлопала в ладоши. – Это очень здорово! Теперь я могу писать статью?
- Подожди, - ответила Аня и показала уроженке племени Иби-гуарави ряд еще нескольких важных клавиш, таких как «Shift», «Пробел», «Enter» и «Backspace», объяснила их функции и после добавила: - Вот, теперь можешь. А если что-то не получится, бери вот эту штуку, - Аня указала на мышку, - с помощью нее поводишь стрелочку к красному крестику в верхнем правом углу, и нажимаешь на левую кнопку. Потом щелкаешь вот по этому значку, - тут Сомова вывела на рабочий стол ярлык файла, - и начинаешь сначала. Когда закончишь, нажмешь на синий прямоугольничек вверху слева, и все что ты написала, останется.
- Я поняла! Я все поняла! – восторженно воскликнула Серена, полностью готовая приступить к работе.
- Раз поняла, тогда не буду тебе мешать! – улыбнувшись ободряющей улыбкой, Сомова вышла. – Когда кончится рабочий день, я за тобой зайду.
Серена осталась один на один с малознакомым ей устройством. Сразу же после ухода Ани, девушка успела нажать не на ту клавишу и стереть все, что написала до нее Марго, даже не успев ознакомиться и понять, как вообще надо писать статьи. Единственное,  что девушка успела запомнить – тема и название статьи: «Родственные души».
«Что ж, хоть что-то мне удалось запомнить!» - справедливо заметила она про себя, попеременно смотря то на белый лист «Ворда», то на пейзаж за окном. Серена являлась очень глубоким человеком, но писать в творческом смысле этого слова никогда не пробовала, поэтому вдохновение упорно не шло, а от сине-белого свечения на экране с непривычки быстро устали глаза. Она откинулась на спинку кресла и слегка прикрыла глаза. Перед ней тут же замелькали образы Рафаэла, Фелиппе, Элио, Оливии: ее лучшей подруги - и всех остальных, кем она дорожила. И сердце сжала смертная тоска: почему-то Серене показалось, хотя всего лишь на миг, что она их больше никогда не увидит.
«Родственные души, родственные души, - параллельно крутилось у нее в мозгу, - мы ведь с ними родственные души!»
Окрыленная этой идеей,  девушка нажала на «Enter» и вывела под заголовком статьи: «Родственные души – это очень хорошо. Родственные души – это те люди, без которых человек не может жить  счастливо.» - а дальше вдохновение отказало и уроженке племени Иби-гуарави вновь пришлось вернуться к воспоминаниям. Так она и писала, напрямую ссылаясь на свою жизнь и друзей, называя конкретные имена и фамилии – писала так, как будто рассказывала об этом Ане или той «неведомой» Маргарите, чье место сейчас занимала. В результате, на выходе получилось нечто вроде первого сочинения ученика о том, как он провел лето, с избытком лишней информации вовсе не по теме. Серена повествовала в своей статье не столько о родственных душах, сколько о людях, которые окружали девушку с самого детства и до этого момента.
Гостья из прошлого печатала очень медленно, поэтому, когда в конце рабочего дня ей позвонила Аня, статья еще не была готова.
- Ну, как ты? – раздался покровительственный голос Ани в трубке, когда Серена, подперев левой рукой щеку, указательным пальцем правой руки ставила очередной пробел.
- Представляешь, Аня, когда ты ушла, я случайно нажала вместо клавиши «для большой буквы», какую-то другую, все стало синим. Я испугалась, нажала «стереть» и все, что писала Маргарита, пропало, - пожаловалась Серена. – Тогда я сделала, как ты велела, но то, что писала Марго все равно не появилось...
««Отлично!» - подумала Сомова. – Она умудрилась стереть все наработанное Марго. Что же теперь она понапишет без наводки?»
- Ты хотя бы успела прочитать, что там было? – с надеждой спросила она Серену.
- Нет... Я только хотела убедиться, что все запомнила правильно, поэтому нажала, а прочитать я не успела. – девушке очень не хотелось расстраивать свою новую подругу, поэтому она веселым голосом добавила: - но ничего, я справлюсь! Я уже начала писать по-своему. Это же не страшно?
Такое заявление Серены едва не заставило Аню сесть: Серена была не просто из другого времени – она росла среди индейцев, поэтому Сомова понимала, что ни о каком образовании, исключая, быть может, начальное, речи не велось, но расстраивать ранимую девушку Ане тоже не хотелось.
- Нет, ничего страшного. Скоро я за тобой заеду.
- Но я еще не закончила!
- Скоро издательство закроют на ночь, не останешься же ты там ночевать, - уговорила Аня, - у Марго дома есть компьютер, там ты сможешь закончить!
Через час они вместе стояли на пороге квартиры Марго и Ани.
- Входи, - Аня пропустила девушку вперед.
Серена огляделась по сторонам.
- У тебя красивый дом! - улыбнулась она.
- Да нормальный, - Аня прошла следом и заперла за собой дверь, - это квартира Маргариты.
- Мне здесь нравится!
- Ну, я рада, - Аня прошла на кухню. - Будешь ужинать?
- Спасибо тебе, Серена хочет поужинать...
- Ну отлично...
Серена прошла в гостиную. Все ей казалось чужим и знакомым одновременно, как тогда, когда она впервые приехала в Розейрал, встретила Рафаэла... Рафаэла! Вот кого ей по-настоящему здесь не хватало... Улыбка сошла с лица девушки. Она остановилась посреди комнаты и не знала, куда себя деть.
- А что мы такие грустные? – Аня вернулась в комнату с миской салата и двумя хорошими кусками жаренного мяса. – Только что ты прямо вся светилась от счастья!
- Я вспомнила про Рафаэла, - Серена опустилась на диван, а на ее ресницах показались капельки слез. – Я по нему скучаю...
- Ну-ну, не надо, - Аня присела рядом с девушкой и прислонила ее к своему плечу, - не грусти! Все будет хорошо...
- Ты так считаешь? – гостья из прошлого подняла глаза на сидящую с ней рядом.
- Конечно! – подбодрила новую знакомую та. – Давай уже ужинать!
Аня «торжественно» вручила гостье вилку. Серена посмотрела на угощение. У девушки с утра не было во рту и крошки, поэтому сейчас она была голодна, но не хотела опозориться перед Аней, показав, что не владеет хорошими манерами, а потому продолжала медлить.
- Тебе что-то не нравится? – участливо поинтересовалась Анна: мало ли какие «тараканы» могут водится в чужой голове.
- Нет-нет, - Серена поспешно взяла вилку, - мне все нравится, спасибо тебе, просто...
- Что? – слегка улыбнулась Сомова, глядя на несколько растеряное лицо уроженки племени Иби-гуарави.
- Я не люблю есть вилкой, - девушка опустила голову, чтобы не видеть выражение Аниного лица, - она царапается...
Ди-джей радио «Селена» тихо прыснула со смеху. Она была готова услышать любую причину, по которой гостья могла бы отказаться от ужина, но этого никак не ожидала.
«Я думала, все обстоит несколько лучше...» - отметила Анна.
- Да ешь руками! – ответила она вслух, чтобы как-то раскрепостить начинающую замыкаться в себе девушку. – Не в гостях!
- Спасибо, - Серена благодарно улыбнулась и приступила к трапезе.
Несколько минут ели молча, думая каждая о своем, но вскоре тишина вновь начала давить на психику, тем более, Аня заметила, что Серена как-то совсем сникла под конец дня, а ей еще надо было заканчивать статью, иначе уже не только Зимовский, но и Борис Наумыч порвет бедную путешественницу на клочки: скроки действительно сильно поджимают, а еще одной задержки номера бюджет редакции просто не перенесет. Да и просто захотелось узнать побольше о человеке, с которым предстоит еще не известно сколько прожить под одной крышей.
- А Рафэл – это твой возлюбленный? – спросила Аня, пытаясь нащупать тему, которую можно развить хоть в мало-мальски связный разговор.
- Да, - ответила Серена, поднимая глаза от содержимого тарелки, - моя родственная душа... Мне его здесь не хватает...
- Вы с ним не виделись меньше одного дня, а ты уже скучаешь, - Анна попыталась подбодрить новую соседку по квартире, но сама вдруг немного загрустила: неожиданно нахлынули воспоминания о Гоше, - а я вот считай полгода без родственной души – и ничего, живу и улыбаюсь.
- Это он? – Серена кивнула в сторону комода со стоящей на ней фотографией Гоши в рамке.
- Да... Он. Гоша.
- Гоша... – повторила гостья из прошлого. – Никогда не слышала такого имени. А что с ним случилось? Он уехал?
- По официальной версии – да, в Австралию, - отмахнулась Аня и вздохнула, - а на самом деле так просто исчез, растворился. А вместо него появилась Марго.
- Так же, как теперь я? – заинтересовалась Серена, внутренне удивляясь, что с Маргаритой такое случилось не первый раз.
- Надеюсь, что не совсем так, - ответила Аня, - одна женщина просто превратила его из мужчины в женщину, за то, что он ее бросил.
- Очень неприятно, когда тебя бросают, - совершенно, казалось, не удивившись первой части ответа, поделилась мнением Серена, - иногда это очень больно. Особенно, если любишь по настоящему. Но, может, он просто искал по-настояшему родственную душу, свою половинку, и не мог найти.
- Он никогда не видел того, что находилось у него под носом, - к этому времени ужин был закончен и Аня принялась убирать со стола пустую посуду.
- Ты о чем?
Тут Сомова поняла, что если разговор продлится еще немного, то недолго будет наговорить лишнего. Серена, конечно, очень понравилась ди-джею радио «Селена» и на миг показалось, что они знакомы не первый год, но все-таки те чувства, которые Аня испытывала к Гоше – ее небольшая тайна, о которой она и Марго-то проболталась совершенно случайно, поэтому Серене знать о них совсем необязательно, по крайней мере, пока.
- Да нет, ни о чем, - улыбнулась она Серене, проходя на кухню, - это так, мысли вслух.
Серена сделала из этого ответа определенные выводы, в который раз убеждаясь, что излишнее любопытство может расцениваться в городе, как нечто негативное, поуютней устроилась на диване и еще раз огляделась вокруг. Ее внимание привлекла темноволосая женщина с голубыми глазами и темными волосами, завитыми в легкие локоны, лучезарно улыбающаяся с фотографии. Индианка встала с дивана и, подойдя к комоду, взяла портрет в руки, чтобы лучше его рассмотреть, и опять почувствовала, как сердце кольнуло ощущение чего-то, а точнее, кого-то, до боли знакомого. Серена не могла объяснить себе это чувство, просто стояли и, как завороженная, смотрела на изображение. Голос Анны Сомовой заставил ее вздрогнуть и поставить рамку на место.
- Осваиваешься? – спросила Аня.
- Да, - гостья беспокойно поправила волосы, боясь, что Аня рассердидтся за то, что та без разрешения хозяйничает в чужом доме, но та лишь улыбнулась. – Извини, я не должна была...
- Да тебе не за что извиняться, Серена, ты здесь гостья и можешь делать все, что захочешь... В разумных пределах, конечно.
- Это... – начала было уроженка племени Иби-гуарави, но Анна словно угадала ее мысли и ответила:
- Да, это и есть Марго.
- Красивая...
- Да уж, на что-на что, а на внешность ей жаловаться не приходится...
- На друзей – тоже, - лицо Серены вновь озарила улыбка.
- Ну, смотря с какими друзьями, - хмыкнула Аня, - Зимовский вон Гоше лучшим другом был, а Марго появилась – и все! Куда все только делось? Как-то в издательстве перестановка кадров временная была, так знаешь, сколько он ей статей завернул? Причем, первоклассных?
- У меня от него по коже мурашки... – начала было Серена, но на полуслове осеклась: - статья! Я должна закончить статью!
- И правда, - опомнилась Сомова, оперативно включив ноутбук и подсоединив к нему флэшку с содержимым статьи, - Ну, удачи, пользоваться им так же.
Серена кивнула и вдохновенно приступила к работе. Она устала, но от пережитого мысли возникали у нее в голове со скоростью света. Еще через полчаса статья была готова.
- Аня! – крикнула Серена, откинувшись на спинку дивана. – Не могла бы ты прочитать? Ну, чтобы я знала, хорошо это или плохо.
Сомова нехотя подошла к Серене, медленно попивая кофе, и заглянула в монитор. Первые строки статьи реально задевали за живое, но дальше...
- Сереночка, - сказала Анна, дочитав до третьего абзаца, - начало хорошее, но вот все остальное – не годится.
- Почему? – Серена едва не заплакала.
- Ну, понимаешь, ты должна была написать не о себе, а как бы в общем, чтобы всем было интересно, чтобы каждый мог думать, что читает про себя... Это же не литчный дневник!
- Но я так чувствую...
- Прекрасно, что ты так чувствуешь, Серена, и в этом есть зерно, - попыталась утешить Анна, - только надо немного обработать. Убрать имена, попробовать донести свою мысль немного иначе, обезличенно.
- Хорошо, я попытаюсь... – печально выдохнула Серена.

1946. Бразилия. Розейрал.
Ночь уже несколько часов стояла над городом. Весь Пансион доньи Дивины уже спал, не спалось лишь Марго. Она лежала на спине на нижнем ярусе одной из кроватей, закинув под голову сложенные в замок руки. Над головой слегка поскрипывал от переворотов Далилы, еще одной дочери доны Дивины, верхний ярус, а голову Марго наполняли не самые светлые мысли. Женщина закрыла глаза, попытавшись хоть как-то забыться, но в очередной раз за ночь перед ее глазами встал образ Калугина.
«Бли-и-и-ин, ну, почему вся моя жизнь такая? – думала Маргарита. – Только все начало налаживаться, мы только помирились, и тут – это. За что? Андрюша...»
Вдруг послышался грохот. Далила слезла с верхнего яруса.
- Что случилось? - Марго села на кровати.
- Наверно, дона Дивина с мужем опять кровать сломали,-хихикнула Терезинья.
- Замолчи! - прикрикнула Далила на Терезинью и направилась к двери. Маргарита встала и направилась за ней.
- А тебе то как раз незачем туда идти! - Далила просверлила Марго взглядом и поспешила в комнату родителей.
- Дона Дивина очень хорошо приняла меня, я должна хоть чем-то помочь, вдруг что-то серъезное...-сказала Маргарита нагнав Далилу.
Около двери уже собрались смеющиеся жители пансиона.
- Я же говорила, - пропела Терезинья.
- Нет, я просто лег, а она сломалась....-прохрипел Освалдо.
- Да...-протянула Марго и направилась обратно, в спальню...
Она долго не могла заснуть... Перед глазами продолжал упорно стоять Калугин.
««Позвольте Вам представить... - как наяву представлял Борис Наумович нового человека в издательстве, и Марго помнила, как он замешкался.
«Маргарита Реброва, - нашлась тогда она, прокручивая в голове сцену, произошедшую несколько минут назад у лифта, - двоюродная сестра Игоря Реброва.»
Именно тогда она в  первый раз почувствовала на себе странный взгляд Андрея, и хотя еще около двенадцати часов назад она еще была ИМ, то есть Гошей, в груди что-то екнуло. Тогда это была еще не любовь, а напротив, нечто противоестественно-неловкое. Но надо понимать, что только сам Гоша помнит, что это он – перед всеми другими сотрудниками, собравшимися на очередную планерку в зале заседаний, стояла незнакомая, но несомненно красивая девушка.
«Калуга, что-то не так? – пожалуй, это был еще Игорь Ребров, но если так, то почему именно этот, а не любой из последующих взглядов, Марго помнит до сих пор?.»
Затем еще череда воспоминаний: спасение Алисы от колес летящего навстречу авто, фотосессия Маргариты в образе ведьмы для журнала: та самя, которая подняла рейтинги «М.Ж» до самых небес; статья об «Идеальном мужчине», позволившая занять первое место на международном конкурсе журналистов; первый поцелуй под проливным дождем; пугающие своей романтичностью и страстью эротические сны, где они с Андреем сливались воедино, вопреки тому, что в реальности они до сих пор не пришли к этому; ссоры, слезы, прощения и... те самые слова: «Я не Марго, я Гоша! Я Игорь Ребров!» - и все это был для Маргариты один человек. Всего один. Идеальный мужчина. Андрей Николаевич Калугин. Калуга. ЕЕ АНДРЕЙ. И как она могла не ценить его, как могла обижать? Как могла не верить, ревновать? И почему поняла это только сейчас, когда уже ничего не исправить. Надежда вернуться в его объятия таяла с каждым часом, как когда-то таяла надежда снова стать мужчиной. Теперь ей этого уже не надо... Ей надо только вернуться. Увидеть его глаза, почувствовать вкус его губ.... Возможно, даже сделать шаг в неизвестность, отдаться, забыть.
Ей показалось, что прошла вечность, перед тем, как она все-таки смогла заснуть.


Вы здесь » Почти все про Икс-мен » Другие фэндомы и не фан-фикшн » Маргарита: Голос сердца